8 страница

- Мне нужно поговорить с тобой, - произнесла она, стоило мне взять трубку, которую Эшли бросила на диван, даже не взглянув на меня. Она все еще злилась, хотя Льюис и простил ее даже раньше, чем успел забраться в машину. – Это важно.

- Хорошо. Мне прийти?

- Нет, - быстро отказалась она, и я услышала, как на заднем плане чему-то радуется малыш Рональд. – Встретимся на улице, прямо сейчас, ладно?

- Конечно, - я повесила трубку и прошла в гостиную, где мама, Лидия и Эшли смотрели «Она написала убийство». – Я пойду прогуляюсь с Кейси.

- Ладно, - мама даже не оторвала взгляда от экрана. – Будь дома к десяти.

Когда 8 страница я вышла на улицу, то услышала лишь пение цикад. Было тепло, и дорога еще не остыла после яркого солнечного света, так что я не стала надевать обувь и пошла по улице босиком. Звуки включенных телевизоров слышались из окон в каждом доме. Совсем скоро я увидела, как Кейси бежала ко мне, отбрасывая с лица волосы. Мы поравнялись с ней напротив почтового ящика Джонсонов.

- Это ужасно, - выдохнула она, с трудом переводя дыхание. Она шмыгала носом – нет, плакала, и продолжала идти возле меня, спотыкаясь время от времени. – Просто не укладывается в голове.

- Что случилось? – я никогда не видела ее такой прежде.

- Он порвал со мной 8 страница, - сказала она. – Этот гаденыш, он порвал со мной по телефону! Буквально пару минут назад.

- Рик? – я представила парня, которого уже хорошо запомнила по снимкам, где он улыбался в камеру. Незнакомец из Пенсильвании, о котором я была наслышана.

- Да, - Кейси вытерла нос тыльной стороной ладони. – Мне нужно присесть, - она опустилась на газон и подтянула колени к груди, затем спрятала лицо в ладонях.

- Кейси, - я опустилась рядом и осторожно обняла ее, не зная, что делать или что сказать. Это случалось впервые с кем-то из нас. – Мне так жаль.

- Я звонила много раз, но его никогда не было дома, верно? И 8 страница я оставляла ему сообщения… - она снова вытерла глаза, - А его мама постоянно говорила, что он куда-то ушел, или занят, или не может говорить, и вот, наконец, он позвонил мне сам сегодня и сказал, что она заставила его поговорить со мной. Хейвен, оказывается, все это время он просил ее говорить мне, что не может подойти. Он просто не хотел общаться со мной!

- Он придурок, - твердо сказала я и тут же услышала знакомые осуждающие нотки в собственном голосе. Кажется, мне нужно меньше слушать мамины разговоры с Лидией.

- Он надеялся, что я потеряю к нему интерес… Он просто не хотел 8 страница говорить мне, что у него появилась другая девушка, и просил свою мать врать мне!

Она снова зашмыгала носом. Я погладила ее по плечу, пытаясь успокоить.

- Боже, это так глупо! А я-то собиралась ехать к нему!

- Он просто дурак, Кейси, - внезапно я возненавидела этого парня, хоть и не знала его.

- Это невыносимо, - подруга обняла меня и прижалась к моему плечу. – Это так больно!

Я никогда не была влюблена, поэтому не знала, каково все это на самом деле. Мне лишь доводилось наблюдать за разрывами Эшли со всеми ее бойфрендами и слушать ее всхлипы за стеной. А сейчас я сидела возле своей 8 страница лучшей подруги Кейси Мелвин и обнимала ее, пытаясь помочь хоть чем-то. Пожалуй, пытаться помочь – это иногда единственное, что ты можешь сделать.



Мы просто сидели на газоне, прижавшись друг к другу, и Кейси плакала, а я гладила ее по спине, не произнося ни слова.

Глава 11

До свадьбы оставалось всего три дня. В доме царил ужасный бардак: телефон звонил, не переставая, для приехавших издалека родственников нужно было находить места, а Эшли срывалась и кричала на всех каждые пять секунд. Мама и Лидия устроили настоящий мозговой штурм на кухне, обложившись листками и заметками, и прикидывали, как же будет лучше рассадить 8 страница гостей. Мне оставалось тихо сидеть в углу и грызть печенье, стараясь оставаться незамеченной.

Да, жизнь каким-то образом кипела, хоть это и сложно для понимания. Кейси все еще переживала, заперлась в своей комнате на три дня и отказывалась от еды, пока мама не вытащила ее на шопинг и в парикмахерскую. После химической завивки моя подруга слегка повеселела и даже согласилась записаться на новый учебный год в танцевальном классе. Жизнь продолжалась и для нее, а все фотографии Рика были безжалостно выброшены из альбомов.

Папа с Лорной вернулись из путешествия на Багамы, которое им оплатил Канал 5. Параллельно с отдыхом они 8 страница сопровождали группу туристов, выигравших поездку за правильные ответы в лотереях и викторинах. Волосы отца стали еще гуще, он загорел и привез мне в подарок «музыку ветра» из ракушек. Я повесила колокольчики за своим окном, где они бренчали каждую ночь, пока Эшли не раскричалась, что они мешают ей спать, но я наплевала на это. В последнее время мне абсолютно все было безразлично.

Это началось примерно после девичника Эшли и разрыва Кейси с Риком. Однажды утром я просто проснулась с каким-то странным чувством, словно жизнь идет вперед – и я должна идти вместе с ней. Я посмотрела на себя в зеркале в 8 страница ванной, мечтая о том, чтобы увидеть кого-то другого на своем месте, не такого костлявого и нескладного. Я и чувствовала себя кем-то другим, как если бы я выросла из старой себя. Все, что я слышала и видела, теперь воспринималось немного иначе, и даже собственное дыхание казалось мне каким-то более глубоким. Все вокруг вдруг стало ярче, от пылающего синевой неба до маминого мелодичного голоса, зовущего меня по имени. Эти новые ощущения были одновременно пугающими и прекрасными.

За день до свадьбы Эшли в торговом центре был День Летней Распродажи, что означало, что все магазины выставляли на прилавки 8 страница то, что им никак не удавалось продать, и перечеркивали цену, надписывая рядом вдвое меньшую. Мне пришлось прийти на работу раньше обычного, в семь утра, чтобы помочь расставить на видные места каждую пару уродливых ботинок или туфель, а затем уменьшить их цены. Далее моя работа заключалась в том, чтобы услужливо подбегать к посетителям и откровенно впаривать им ненужный никому товар. Наш менеджер, Барт, ходил туда-сюда в ожидании покупателей. День был громким и сумасшедшим, половина городка, кажется, рванула на шопинг, и я только успевала крутиться и подавать один ботинок за другим. И даже посреди всего этого безумия Барт успевал прошипеть 8 страница мне на ухо, что я должна предложить носки, носки, носки…

Какая-то женщина из толпы посетителей схватила меня за руку и громко спросила:

- Вы называете двадцать баксов за детскую обувь хорошей ценой?!

На ней был верх от купальника, шорты, шлепанцы и большая соломенная шляпа. Я молча посмотрела на нее.

- Серьезно? – она взяла ботинок желто-сине-розовой расцветки, выглядящий так, словно он был сделан из Смурфика. – Я плачу десять за эту пару. Если у вас есть размер пять с половиной.

- Я не знаю… - я огляделась в поисках Барта, который ушел в ванную комнату добрых двадцать минут назад. – Не мы устанавливаем цены на 8 страница обувь.

- Ну да, безусловно, - ядовито сказала она, словно я нагрубила ей. – Ладно, неважно. Просто найдите мне пятый с половиной размер, будьте любезны.

Возле меня нарисовался Барт, пахнущий мылом.

- Возникли какие-то проблемы, Хейвен?

- Пятый с половиной размер, - громко повторила женщина, помахав ботинком перед моим лицом.

- Найди пятый с половиной размер для этой дамы, - похлопал меня по плечу Барт. – Я пойду разберусь с накладными.

Я направилась в подсобку и залезла на полку обуви, что была в распродаже, в поисках уродливых Смурфиковых ботинок. Здесь были шестой и четвертый размеры, и, конечно же, никакого пятого с половиной. Я вернулась в магазин.

- Извините, у 8 страница нас его нет.

- У вас его нет, - вскинула она бровь. – Вы уверены?

- Я только что смотрела, - я вдруг поняла, что даже если бы и не посмотрела, то ответила бы ей то же самое. Мне было все равно, я почувствовала какую-то силу в себе, подъем энергии. Барт смотрел на меня из-за стойки.

- Хейвен, возможно, мадам заинтересуется чем-нибудь в другом стиле, - быстро предположил он.

- Я выбрала именно эти, - покупательница потрясла ботинком снова. За ее спиной кто-то позвал:

- Мисс? Мисс? Не могли бы вы помочь мне, пожалуйста?

- У нас нет нужного вам размера, - пропела я, нацепив на лицо 8 страница улыбку продавца.

- Хм, ладно, пожалуй, я поищу другую пару по этой же цене. - Она положила руку на бедро, и я буквально услышала, как зашуршали складки над поясом шорт. Некоторым людям не стоит носить купальники за пределами пляжа. – Это, по крайней мере, будет справедливо.

- У нас распродажа, мадам, размеров просто не хватает. Мне жаль, - откликнулась я, уже мысленно отстранившись от нее.

Барт был занят распутыванием шнурков, в магазине толпились покупатели, а из колонок играла музыка, и помещение вдруг показалось мне чересчур громким и жарким.

- Что ж, превосходно, - возмущенно произнесла женщина и бросила ботинок в мою сторону. Предполагалось, что 8 страница он упадет в корзину для неподошедших вещей, но вместо этого он отскочил от стойки и отлетел прямо в меня. Такой вот неожиданный удар от Смурфика.

Температура вокруг меня поднялась на десять градусов, в ушах странно зазвенело, и я внезапно поняла, что будто бы проснулась от странного сна.

Покупательница уходила, шлепая своими пляжными тапками по полу, а я схватила ботинок и направилась за ней. Я до сих пор ощущала место, в которое попал отвергнутый ею товар, а в голове почему-то разом пронеслись все колкости Эшли, маленькие ушки Лорны и счастливая улыбка отца, когда он объявлял о том, что 8 страница ждет ребенка. Кейси, Рик, мамина поездка в Европу – все это чертово лето пролетело перед глазами, вся моя чертова жизнь, а затем все соединилось в меня одну, почти бегущую посреди торгового центра.

- Извините, - громко крикнула я, останавливаясь позади нее. – Извините! – я крепче сжала ботинок.

Она не слышала меня, так что я поравнялась с ней и дотронулась до ее плеча.

- Да? – она обернулась, прищуриваясь.

Я просто молча смотрела на нее, не зная, что сказать. Мы стояли буквально в центре холла, вокруг нас сновали туда-сюда покупатели. Солнце ярко светило в окна, было очень жарко. Шум и голоса словно сплелись вокруг меня и начали сдавливать 8 страница мое тело со всех сторон.

- Вы забыли это, - произнесла я голосом, не похожим на свой собственный, и с силой швырнула ботинок в нее. Он ударился об ее плечо и отлетел на пол, перекувырнувшись пару раз, а затем лег, словно ожидая чью-нибудь маленькую ножку.

Женщина застыла, пораженная моей наглостью, а вокруг нас медленно начала собираться толпа зевак, услышавших мой окрик и звук удара.

- Вас уволят, - произнесла она наконец с яростью, - я доложу охране торгового центра об этом! Это неслыханно!

Она огляделась вокруг и показала на всех собравшихся.

- Свидетели! Вы всё видели! Вы все свидетели этого!

Все 8 страница посмотрели на меня, а я… Мне стало нестерпимо жарко, все, что я видела – ее лицо и открытый рот, кричащий что-то. Я повернулась на каблуках, оттолкнула кого-то и побежала. Я вылетела из торгового центра, надеясь убраться подальше от жары, музыки, распродажи и вопящих детей. Возгласы оскорбленной покупательницы были слышны за моей спиной, но мне было наплевать, я не собиралась ни думать о ней, ни оборачиваться назад.

Наконец я вылетела на парковку и остановилась в ярком солнечном свете. Гвендолин чувствовала себя так же? Ей тоже хотелось сбежать от всего и всех и найти единственное мирное место на земле? Если 8 страница, конечно, в свои пятнадцать она чувствовала что-то подобное. И я снова побежала.

***

Я все еще неслась по улице в сторону дома, когда услышала, как кто-то громко выкрикивает мое имя. Самнер. Я не собиралась останавливаться, даже ради него, и продолжала бежать мимо соседских домов, позволяя ветру бить меня по лицу и колоть песком по щекам. В итоге я обнаружила, что оказалась в парке. Я прошла мимо качелей и гимнастической площадки, которая называлась «Креативной детской площадкой» и была построена группой чьих-то родителей-хиппи, когда я еще училась в младших классах. Площадка была полностью построена из дерева, включала в себя горку и 8 страница укромные уголочки, чтобы играть в прятки. Еще там был туннель и нечто вроде шведской стенки. Когда я была маленькой, а мое тело – нормальных размеров, я и открыла для себя это место. Я могла залезть в туннель и сидеть там часами, прячась от всего и всех. Сегодня я поступила так же. Мои ноги с трудом поместились в трубу, но каким-то образом я умудрилась расположиться более-менее удобно. Труба казалась идеальным местом, где мне хотелось бы сейчас находиться.

Больше никаких носков. Я сняла бейджик и сунула его в карман, гадая, что ждет меня дома. Интересно, Барт, наверное, уже обо всем 8 страница сообщил моей маме? Отправляют ли в тюрьму за то, что кидаешься ботинками посреди торгового центра? Господи, а вдруг меня арестуют?! Наверное, мне лучше не возвращаться домой. Но как же тогда быть?

Однако вскоре мне надоело думать о том, к чему могло привести мое безрассудное поведение сегодня, и я откинула голову, упершись в гладкую деревянную стенку трубы, и стала думать о том лете, что мы провели на пляже в Вирджинии. Я думала о Самнере, гоняющемся за фрисби. О том, как он превращал Эшли в человека. О розовых щеках моего отца и его счастливой улыбке. О маминой талии, на 8 страница которой мирно лежала папина рука. Я думала о громком певучем смехе Эшли и о поездке под звездами. Это лето было столько дней назад, но каждый из этих дней был похож на другой. Я проживала их один за одним, и все смешивалось, такое похожее и не меняющееся. И все это время мои мысли были в прошлом, я думала лишь о том времени, когда мои родители были влюблены, а сестра была милой… Все было прекрасно, и Самнер держал нас вместе и заставлял смеяться, пока Эшли не выгнала его, даже не подумав о том, что будет со всеми остальными после того, как 8 страница он уйдет. Никакого больше смеха, никаких счастливых улыбок, все разбрелись по своим углам в доме, и мы уже не были так близки, как тем летом.

Я так скучала по всему этому! Всего одно лето, всего один парень – но как же многое мы потеряли вместе с ними!

***

Я направилась домой. Сидя в трубе, мне почти удалось заснуть, но в какой-то момент я резко подскочила и проснулась. Солнце ярко светило, и труба нагрелась, а на площадке бегали дети. Я нехотя вылезла из трубы, подождав, пока они уйдут, и снова стала своего привычного роста. Быть маленькой было куда приятнее.

Входя в дом 8 страница, я еще лелеяла надежду избежать встречи с кем-либо, но, конечно же, какая-то неведомая сила старательно рушила все мои ожидания и желания. С кухни доносились голоса Лидии и мамы, Эшли, наверное, сидела рядом с ними.

- Ну, судя по всему, нам придется перепланировать свадебную вечеринку, - говорила мама, когда я остановилась за стеклянной дверью, никем не видимая. – Ведь нельзя же, чтобы у нас было пять шаферов и четыре подружки невесты. Кому-то придется уйти.

- А я видела что-то подобное раньше, - возразила Лидия. – Четыре подружки невесты и трое шаферов. Хотя это выглядело как-то не очень. Все же 8 страница вокруг алтаря должна быть симметрия.

- В голове не укладывается, - мрачным голосом проговорила Эшли. – Я убью ей, честное слово.

- У нас нет времени думать об этом, - жизнерадостно заявила Лидия. – Мы можем позвонить Кэрол попозже, а сейчас нам надо прийти к какому-то решению. И быстро.

- Ладно, - мама барабанила пальцами по столу. – Как насчет этого: мы найдем еще одну подружку невесты? Эшли, ты могла бы попросить кого-нибудь из своих знакомых, правда?

- Мама, - раздраженно оборвала ее Эшли, - свадьба завтра!

- Я знаю, - последовал спокойный ответ.

- Нет времени искать подружку невесты, подбирать ей платье, подгонять его… Мы просто не сможем! Это плохой вариант, - ох, как же 8 страница часто я слышала этот тон за последние полгода!

- А если отказаться от одного шафера? – предложила Лидия. – Думаю, кого-то мы могли бы попросить не участвовать. В конце концов, так сложились обстоятельства.

- Мы не можем просто взять и выкинуть кого-то, – возразила Эшли. – Как ты предлагаешь это сказать? «Ой, спасибо за то, что заказали костюм и за все прочее, но вы нам больше не нужны. Валите».

- Разумеется, мы скажем не так, - сказала Лидия, но по ее голосу было понятно, что она сдалась.

Я подумала, что сейчас – самое время убираться, ведь в кухне повисла тишина. Я развернулась и быстро направилась к 8 страница лестнице, но тут дверь за моей спиной открылась.

- Хейвен? – мама стояла в дверном проеме. – Хейвен, мне нужно поговорить с тобой.

Застыв посреди лестницы, я обернулась. Сверху она казалась такой маленькой!

- Что случилось?

- Ну, - мама начала подниматься, - случился странный звонок от Барта Искера. У тебя какие-то проблемы на работе?

- Нет, - откликнулась я, отворачиваясь и продолжая подниматься. Моя комната еще никогда не казалась мне таким желанным местом, куда мне хотелось бы попасть.

- Что бы ни произошло, мы можем обсудить это, - тихо сказала мама, все еще следуя за мной. Я почувствовала сожаление, но быстро подавила его в себе, потому 8 страница что если бы я начала обсуждать с ней отца, беременность Метео-зверушки и мерзкое поведение Эшли, она бы не выдержала. У нее и так слишком много сил уходило на эту чертову свадьбу.

- Я не хочу говорить об этом, - покачала я головой, уже зная, какое выражение увижу на ее лице, если обернусь. Но я не обернулась и даже не остановилась, пройдя вместо этого в свою комнату и закрыв за собой дверь.

- Хейвен, - позвала мама снаружи громким голосом. – Мы должны поговорить об этом! Если ты начинаешь кидаться обувью в покупателей и сбегать с работы, это явно признак того, что нам есть 8 страница, что обсудить. Да, я понимаю, что сейчас все немного запутанно из-за свадьбы и прочего, но…

Я распахнула дверь.

- Дело не в свадьбе. Дело совершенно не в этой проклятой свадьбе и не в Эшли! Да-да, хотя бы раз в жизни дело не в ней. Она не на первом месте! – выкрикнув это в лицо маме, я наблюдала, как меняется его выражение, сползая от авторитетного к потерянному. А затем я захлопнула дверь с такой силой, что фотографии на противоположной стене слегка задрожали. Я знала, что мама стоит за дверью и ждет, когда я вновь ее открою, но я не сделала этого. Не 8 страница в этот раз.

Через несколько минут молчания она произнесла, словно подводя итог нашему «диалогу»:

- Ладно, не забудь, что сегодня приезжает отец. Ты обещала, что поедешь с ним выбирать подарок для сестры.

Ее голос был мягким, и мама изо всех сил старалась, чтобы он не звучал расстроено. Она подождала еще минуту, надеясь, что я выйду, а затем я услышала ее удаляющиеся шаги.

Я подошла к кровати и вытянулась на ней во весь рост, мои ноги уперлись в один ее край, а голова – в другой. Я закрыла глаза и попыталась выкинуть из головы все: торговый центр, женщину в купальнике 8 страница и лицо мамы за секунду до того, как перед ней захлопнулась дверь. Я старалась думать о чем-то другом, но ничего не получалось, ведь снизу все еще доносились голоса.

- Что случилось? – это была Эшли.

- Ничего, - мамин голос звучал как чей-то чужой, тихий и какой-то надломленный. – Что там у нас с подружкой невесты?

- Что она тебе сказала? – повысила голос Эшли. – Господи, да что с ней такое в последнее время? Она просто невыносима. Клянусь, она делает все, чтобы испортить самый счастливый день в моей жизни…

- Дело не в свадьбе, - кротко повторила мама мои собственные слова. – Ее нужно оставить 8 страница в покое, Эшли. И тебе не о чем волноваться. Есть много других проблем.

- Я просто считаю, что она может повременить со своими нервными срывами до следующей недели. Можно подумать, мы и так не завалены делами. Она – настоящая эгоистка!

- Эшли, - устало произнесла мама, - забудь.

Я лежала и слушала, как они говорят о Кэрол, проблемной подружке невесты, которая, предположительно, должна была вылететь сегодня днем, но утром она в истерике позвонила и сказала, что ее собственная помоловка под угрозой. Мама, Эшли и Лидия говорили и говорили, строили план за планом, но все заканчивалось тем, что каждое новое решение было хуже предыдущего. Я посмотрела на часы 8 страница. Девять пятнадцать. Скоро приедет мой отец, чтобы купить подарок для Идеальной Свадьбы своей Идеальной Дочери. Уже было слишком поздно отменять поездку, папа был слишком пунктуален и, наверное, уже выехал. Я пошла в ванную, умылась и посмотрела на себя в зеркало. В зеленоватом флуоресцентном свете я выглядела больной и уставшей. Что ж, моя внешность прекрасно отражает мое настроение. На мне все еще была униформа из магазина, но я не стала ни переодеваться, ни наносить макияж. Вместо этого я просто подошла к окну.

Звук подъезжающей машины раздался раньше, чем я увидела папин автомобиль. Он остановился перед домом и дважды 8 страница просигналил, как делал всякий раз. Я стояла у стекла и наблюдала за ним, не двигаясь. Интересно, видел ли он меня?

Он сидел в машине несколько минут, слушая радио и пробегая рукой по своим новым волосам. Затем снова просигналил. Я не шевельнулась. Мне хотелось, чтобы он вышел из машины и зашел в дом, пересек ту невидимую черту, которую провел между нами в день своего ухода. Я хотела, чтобы он прошел по лужайке и поднялся по ступенькам, вошел в гостиную, а потом поднялся к моей двери, и мы вместе разрушили бы эту стену, вставшую между нами.

Но он лишь нажал на гудок еще 8 страница раз, выглянул в окно, ожидая моего появления. Я знала, что мама стоит сейчас у окна за занавеской и наблюдает за ним. Я тоже наблюдала, но он даже не поднял взгляд к моему окну, внимательно глядя на входную дверь. А еще через несколько минут он вздохнул и завел мотор.

Глава 12

Первое, что я почувствовала, когда проснулась – жара. Сильная жара. Была середина августа, и каждый день был жарким, но сегодняшний особенно выделялся. Я спала без одеяла и даже без простыни, и все равно ощущала на коже противную липкость, хотя окно было открыто всю ночь. Снаружи солнце все еще сияло, а я 8 страница очнулась от какого-то кошмара, который непонятно с чего начинался и черт знает чем кончался. Кто-то вел меня по нашей улице и показывал все вокруг. Сначала это был Льюис в одной из его пастельных рубашек, потом его лицо трансформировалось в лицо Самнера. А когда я отвернулась на секунду, передо мной уже стояла Лидия Котрелл, почему-то сильно постаревшая. Я резко проснулась и внезапно вспомнила все, что произошло вчера, потрясла головой и тяжело вздохнула. Свернувшись на кровати, я уткнулась в колени лицом. Сегодня, наверное, будет самый длинный день в моей жизни.

Абсолютно каждый шумел и сходил 8 страница с ума, едва услышав слово «свадьба», и мне уже хотелось просто заснуть и проснуться, когда все закончится. Но на циферблате уже был час дня, солнце било в окно, и пора было вставать.

Вчера я забралась в кровать сразу же после того, как уехал отец, заперев дверь и игнорируя мамин голос снаружи. Так и сидела, прокручивая в голове все произошедшее утром.

Следующий час я все еще оставалась в кровати, прислушиваясь к шуму в доме. За стеной туда-сюда ходила Эшли, завершая свои сборы. Вдруг в ее комнате все стихло, и я подумала, не застыла ли она возле какой-нибудь их 8 страница своих коробок, думая об отъезде. Но в следующий момент до меня донесся звук разворачивающегося скотча, которым сестра заклеивала коробки. Внизу мама и Лидия громко болтали о чем-то, звеня вилками. Я лежала в кровати, оттягивая момент, когда мне придется покинуть ее, и мечтала о тишине и спокойствии, которые наступят после свадьбы, маминого путешествия в Европу и медового месяца Эшли.

В итоге я встала, зашла в душ и пробежала руками по телу, стоя под струями воды. С тех пор, как я стала такой высокой, я терпеть не могла смотреть на все это: на тощие ноги, выпирающие коленки и костлявые щиколотки. Но сейчас 8 страница я выпрямилась в полный рост, позволяя воде стекать вниз. Я подумала о жирафах и страусах. О силе и высоте. О том, чтобы возвышаться над всеми и ощущать себя сильнее, чем любой из прохожих. И, когда я подошла к зеркалу, вытерев с него облачко пара, я увидела себя иначе.

За ночь я словно выросла и теперь, наконец, мое тело подходило мне по размеру. Как будто моя душа стала больше и смогла занять все предоставленное ей природой пространство. Как шарик увеличивается под давлением воздуха, так и я будто увеличивалась и становилась кем-то цельным, настоящим. Каждая клетка моего тела 8 страница была на своем месте, все было правильно.

- Привет, - поздоровалась Эшли, когда я проходила мимо ее открытой двери, собираясь спуститься вниз. – Хейвен, зайди на секунду.

Я вошла в ее комнату, немедленно удивившись, какой же пустой она стала. Дверцы шкафа были открыты, внутри висели лишь несколько пустых вешалок. На стенах были видны места, где висели плакаты и фотографии. Моя сестра стояла возле своей кровати, держа в руках какое-то платье.

- Мне нужно поговорить с тобой.

Я молча стояла, ожидая, что она скажет дальше. Эшли внимательно посмотрела на меня, как будто увидела что-то, чего не замечала раньше.

- У тебя все в 8 страница порядке?

- Да, - сказала я. – Почему ты спрашиваешь?

- Выглядишь по-другому, - она сложила платье и положила его в коробку, стоявшую у ее ног. – Хорошо себя чувствуешь?

- Со мной все в порядке.

Она все еще не сводила с меня глаз, вроде как не веря моим словам. Затем пожала плечами и произнесла:

- Я хотела поговорить о том, что произошло.

- А что?

- Хейвен, - начала она голосом, по которому я поняла, что сейчас она чувствует себя намного старше, чем я. – Я знаю, тебе нелегко с этой свадьбой и всем остальным, но мне не нравится, как ты обращаешься с мамой. У нее достаточно дел помимо твоего 8 страница ужасного поведения, всех этих криков и хлопанья дверями.

- У меня не ужасное поведение, - коротко произнесла я, поворачиваясь к двери.

- Эй, я еще не закончила наш разговор! – сестра подскочила ко мне, хватая меня за руку. Я обернулась, вдруг понимая, какая же она низенькая. На Эшли сегодня были шорты и красная футболка, а в ушах подходящие по цвету сережки. – Вот именно об этом я и говорю. Тебе стало наплевать на всех кроме себя. Ты кричишь на маму и вот это твое отношение ко мне…

- Эшли, пожалуйста, - устало попросила я, сама удивившись тому, как похоже на маму это прозвучало.

- Я просто прошу тебя придержать 8 страница свой характер при себе, по крайней мере, до завтра, - она отпустила мою руку и уперла кулаки в бока – типичная поза Эшли. – Знаешь, это очень эгоистично с твоей стороны – создавать дополнительные сложности сейчас.

- Эгоистично? – повторила я, чувствуя, что еще немного, и я расхохочусь. – Господи, Эшли, дай мне передышку! Последние полгода все в нашем доме крутилось вокруг тебя и твоей тупой свадьбы. В том числе, и моя жизнь, - добавила я с необычайным чувством легкости. Эта фраза была не похожа на то, как я обычно разговаривала, это были слова кого-то другого. Кого-то бесстрашного.

Она просто смотрела на меня, солнечные 8 страница блики играли в ее сережках.

- Я не позволю тебе. Я не позволю тебе вывести меня из себя и испортить этот день, потому что я сделала очень, слышишь, очень много, чтобы все шло так, как я хочу, понятно? Я не в том настроении, чтобы ругаться с тобой, но я скажу тебе кое-что. Тебе нужно повзрослеть и взять себя в руки в ближайшие пять минут – или ты очень сильно пожалеешь об этом, Хейвен.

- Ой, да заткнись, - немедленно отозвалась я тем же бесстрашным тоном, отходя на шаг к двери, а затем развернулась и вышла, не давая ей даже шанса ответить 8 страница. Я парила, окрыленная, воздух вокруг меня стал таким легким и приятным, и я, довольная, вплыла в кухню, где мама и Лидия пили кофе. Они обе подняли головы и посмотрели на меня с тем же выражением на лицах, какое было у Эшли, когда она первый раз окликнула меня сегодня утром. Как будто меня вдруг сложно стало узнать.

- Хейвен? – повернулась мама. – Все хорошо?

- Просто прекрасно, - весело сказала я, подхватывая печенье с тарелки. Наверху Эшли грохотала коробками.

Мама и Лидия обменялись взглядами поверх чашек с кофе, а потом снова посмотрели на меня. Я подошла к тостеру и сконцентрировалась на нем. Лидия прищурилась, глядя 8 страница на меня.

- Почему бы тебе не позавтракать с нами?

- Хорошо. – я взяла тарелку с тостами и села возле них, а зачем принялась за еду, пока они обе смотрели на меня. Через несколько секунд молчания я подняла голову. – Что? Что не так?

- Ничего, - быстро ответила Лидия. Я вспомнила свой сон. Хорошо, что она не такая старая в реальной жизни!

- Ты просто выглядишь расстроенной, - вежливо сказала мама, немного придвигаясь ко мне. – Точно не хочешь поговорить ни о чем?

- Нет, - отказалась я таким же вежливым голосом. – Не хочу, - и вернулась к своим тостам, но они почему-то уже не представляли такого интереса. Я 8 страница посмотрела на маму. Прическа, как у Лидии Котрелл. Одежда в стиле Лидии Котрелл. Выражение лица, как у Лидии Котрелл. «Ты можешь ехать в Европу, если хочешь. Ты можешь продать дом. Мне наплевать. Мне вообще на всё наплевать» - подумала я.

- Хейвен, - мама осторожно положила свою руку поверх моей. – Может быть, тебе станет легче?

Мне все равно, мне все равно, мне все равно.

Я резала тост на кусочки и механически отправляла их в рот один за другим, один за другим. Ее рука была горячей, и я не выдержала, скинув ее со своей, наконец. Затем назад полетел стул.

- Я не 8 страница хочу это обсуждать! – воскликнула я, и Лидия отпрянула назад. – Мне без разницы, ладно? Просто все равно!


documentatzrijx.html
documentatzrpuf.html
documentatzrxen.html
documentatzseov.html
documentatzslzd.html
Документ 8 страница